ФУНКЦИОНАЛИЗМ [лат. functio — исполнение] — направление, считающее предметом психологического исследования функции, различные формы активности сознания, а не его содержание. Ф. возник в противовес структурализму, полагавшему, что сознание строится из элементов (преимущественно сенсорных) и их взаимосвязей (преимущественно ассоциативных). Противопоставление одного из этих направлений другому возникло в период зарождения психологии в качестве самостоятельной науки и было наиболее отчетливо сформулировано в программах В. Вундта (лидера структурализма) и Ф. Брентано (лидера европейского Ф.). В плане логики развития науки Ф. выразил потребность в разработке категории психического действия в качестве отличной от категории психического образа (ощущения, восприятия, представления). Категория образа неадекватно преломилась в структурализме, истолковавшем ее как элемент непосредственного опыта субъекта. Это дало основание Э. Маху и Р. Авенариусу представить сенсорный опыт в виде нейтрального материала, из которого мысль выкраивает предметное содержание как физики (внешний мир), так и психологии (внутренний мир). Тем самым психология лишалась собственного, только ей присущего предмета. В противовес этому Брентано, К. Штумпф и другие приверженцы Ф. предложили считать уникальным предметом психологии не феномен сознания, например, какой-либо цвет или звук, а функцию (акт) видения этого цвета или слышания этого звука. Феноменами же должна заниматься не психология, а другая область исследований. На позиции Ф. перешла и Вюрцбургская школа, обратившаяся к установке как акту сознания. Наряду с этим направлением Ф., оставшимся в пределах интроспекционизма, сложилось и другое, имевшее естественнонаучную ориентацию. В России его представляли Н.Н. Ланге, А.Ф. Лазурский и др., во Франции – Т. Рибо, А. Бине и др., в Германии - Г. Мюнстерберг. Для этого ответвления Ф. была характерна трактовка психических функций в контексте общей двигательной активности организма и стремление соединить субъективный метод с объективным. На такой подход оказала влияние новая эволюционная биология, в частности концепция Г. Спенсера, согласно которой психика играет служебную роль в процессах адаптации организма к среде. Еще один вариант Ф. сложился в США, где лидирующим психологом стал У. Джеймс – один из наиболее решительных критиков структурализма. Его воззрения придали исследовательский импульс деятельности двух школ: Чикагской (Д. Дьюи и Д. Энджелл) и Колумбийской (Р. Вудворт). Сознание трактовалось как система психических операций, которые обеспечивают приспособление организма к новым ситуациям с целью удовлетворения его потребностей. Область, исследуемая психологией, тем самым существенно расширялась. Она охватывала не только сознание, но и телесное поведение индивида, мотивы этого поведения, индивидуальные различия между людьми, механизмы научения и другие проблемы, сближавшие психологию с практикой. Умножались контакты психологии с неврологией, социологией, антропологией, педагогикой. Ф. внес также существенный вклад в экспериментальное изучение мотивов и навыков. Хотя Ф. в своих теоретических посылках декларировал, что организм представляет собой психофизическое целое, в его исследовательской практике реальные отношения между функциями сознания и поведением организма в окружающей среде не прослеживались. По существу эти функции оказывались самостоятельной причинной величиной. Дуализм в понимании отношений между телесными и психическими функциями, телеологический взгляд на сознание как на целенаправленно действующую сущность привели к тому, что Ф. утратил научное влияние. В США Ф. был оттеснен бихевиоризмом. Для политической истории психологии советского периода характерны официальные требования отказа от Ф. При этом под Ф. понималось преимущественное внимание психологов к изучению отдельных психических функций, не приводящее к построению целостной картины сознания и личности человека. Однако объективное изучение личности в 1940-60-е гг. оказывалось практически невозможным по причинам идеологического характера. Это вело к фактическому отказу изучения реальной личности “советского человека” и стремлением изобразить ее не такой, какова она есть, а такой, какой она должна быть. Все это сделало “борьбу с Ф.” мнимой и бесплодной.

А.И. Липкина, А.В. Петровский